среда, 8 февраля 2017 г.

Книжные итоги января 2017

Пришло время подвести книжные итоги января. Прочитано не много книг по объему, а вот по содержанию - гораздо больше (по моему мнению). Две книги произвели на меня очень сильное впечатление, хотя уже столько раз зарекалась не читать подобные книги, но как прочитала в одной рецензии - "не могу читать такие книги, но и не могу не читать", вот и я так же.
1. Элла Фонякова. Хлеб той зимы.
Книга о блокадном Ленинграде, написанная от лица Леночки Комаровской. Написанная не о подвигах, а просто о жизни, смерти, холоде, голоде, взаимопомощи, хотя вся жизнь блокадного Ленинграда и была подвигом. Не было воды, т.к. от морозов лопнули все трубы, люди не мылись месяцами; нечем было топить, и в ход шли книги, мебель, все, что горит; умерших от голода не было сил хоронить и их тела складывали в подвал дома и этот список можно продолжать до бесконечности. Но люди все равно ходили на работу (хотя и тратили на это целый день, и оставались ночевать там, потому что обратно идти уже нет сил); истощенная мать отдает лучшие кусочки своему ребенку; а перед весной жители из последних сил наводят чистоту во дворе, убирают снег (и все понимают, хотя в книге об этом ни слова, что под снегом тела и во избежание эпидемии их нужно успеть убрать). Книга тяжелая, но автор не скатилась в сюсюканье, все-таки рассказ от имени ребенка, и, наверное, от этого еще страшнее.

2. Тамара Цинберг. Седьмая симфония.
Так сложилось, что в этом месяце я прочитала еще одну книгу про блокадный Ленинград. И закончила ее как раз в годовщину снятия блокады Ленинграда. В этой книге повествование ведется уже от имени 14-летней Кати. Ее отец погиб, тетка эвакуировалась без нее (т.к. под Ленинградом служил ее отец и она не хотела от него уезжать), и так случилось, что эта девочка берет под свою опеку случайного 3-летнего Митю, записывая его своим братом. Для меня это непостижимо до сих пор - не побоялась, хотя по сути сама еще ребенок, да еще и в такое время. В этой книге о многом - о самопожертвовании, о каждодневном подвиге (хотя его-то жители таковым и не считают), о любви, о потребности быть нужным, о предательстве, да и просто о человечности.
Она даже в госпиталь устроится - рисовать стенгазету, хлеб-то ей не обещают, но тарелку супа нальют, а она носит суп Мите. Конечно, она встретит и отца Мити (который об этом не знает и думает, что ребенок умер - так напишет ему бывшая жена, которая эвакуируется и бросит ребенка умирать, да и узнать в этом истощенном ребенке своего крепыша-сына просто нереально), а Алексей отдаст ей тушенку и хлеб и тем самым спасет их от голодной смерти, потому что есть им уже было нечего. И после госпиталя вернется к ним - ведь они будут его ждать.
"Трудно тебе с ним было в такую зиму?", она твердо отвечает: "Нет, не трудно. Одной трудней. Если только для себя, так разве можно так мучиться? А так, даже если уж совсем нету сил, так ведь знаешь, что тебя кто-то ждет, и если не придешь, так он ведь умрет попросту. Нет, так легче, если не для себя одной".

Я не буду писать высокие слова, что мы все должны помнить о войне, учить детей не забывать, нет, считаю, что каждый делает сам для себя выбор. Просто читая такие книги, я всегда вспоминаю о Людмиле Ивановне, у которой работала моя бабушка в молодости. Как она не эвакуировалась из Ленинграда, потому что ждала мужа, арестованного перед войной как враг народа; как работала она на табачной фабрике и воровала сигареты, запихивая их в перчатки, и курила до отупения, чтобы не хотелось есть, и ложилась спать; как вспомнила, что в буфете есть банка с колотым сахаром, как искала - уже не помнила, очнулась от того, что лежит в кровати, а в руке зажат кусок сахара; как выбило окно взрывной войной и она еле нашла человека, чтобы забил окно фанерой; как украли карточки, и она уже готовилась умирать, но пришла открытка, что нужна учительница русского языка и литературы в военное училище и они ее пригласили, а там дали карточки и ведро капусты; и как все соседи приходили и просили дать хоть блюдечко капусты и она ее всю раздала. Да, блокаду она пережила, а мужа так и не дождалась (оказывается, он умер в тюрьме еще до войны).


3. Джоан Харрис. Чай с птицами.
В этой книге рассказы автора знаменитого "Шоколада". Скажу честно, для меня эталон рассказов - это рассказы О'Генри и С. Моэма. И вот в рассказах Джоан Харрис мне немножко не хватило какой-то изюминки что ли. Хотя некоторые очень даже интересными показались, но в общей массе их не так много. Опять же - ожидала я большего. 
 4. Елена Чижова. Время женщин.
Очень завлекающая аннотация, да еще и премия "Русский Букер", отзывы разные, но все-таки решила составить свое мнение. Скажу сразу - книга не разочаровала, да, может быть, не все моменты прописаны глубоко, но в целом книга неплохая. Честно говоря, в некоторые моменты слезы наворачивались, но я в принципе впечатлительный человек. История Антонины, приехавшей в Питер, обманутой и родившей дочь, имени отца которой она даже не помнит, как зовут тоже. А вскоре умирает, оставив девочку трем соседкам по коммунальной квартире, из "бывших". И, пожалуй, самая интересная часть книги - это именно их диалоги и рассуждения, монологи, в которых отразилась вся жизнь 20 столетия, нелегкая женская доля и заслуживают интереса. А жизнь Антонины, да и ее дочери, проходит как бы мимо, вскользь. P.S. а девочку они все-таки вырастили и она стала художницей. От ее имени рассказ и ведется.

5. Елена Колина. Сага о бедных Гольдманах.
Я уже признавалась в любви к семейным сагам, поэтому если вижу, что книга относится к семейной саге - читаю, не раздумывая:). Не всегда, конечно, ожидания оправдываются, но тем не менее.
Да, книга о еврейской семье, но мне кажется, что многие моменты здесь типичны для любой советской семьи. И желание быть не хуже других, дух соперничества, зависти, тяжелых взаимоотношений в этой книге нашли свое отражение сполна. Но книга мне понравилась, может быть, это не шедевр, но читать интересно.